Андрей Покатов (vestniksveta) wrote,
Андрей Покатов
vestniksveta

ВСПЫШКИ ГРЯДУЩЕГО ( НЕИЗВЕСТНЫЕ БЕРЕГА)



(Разбуженное Вспышками)
Угрюмый громила-морпех у стойки. Пьяненький. Значит, и с этим все еще порядок. В упор разглядывает Сергея.
 — Ты без значка и без повязки, — наконец, изрекает детина. Броня делает его еще больше.
— Ты не на службе?
— Нет, — отвечает Сергей. Поднимает лицевую пластину.
 — Тогда это бар для морпехов. Только для морпехов, — солдат делает ударение на “только”. Заслоняет проход своей тушей.
 — Я знаю, — Сергей спокойно смотрит пьяному в глаза,
 — Посторонись, Браток.
Морпех, как скала. Застывает с приоткрытым ртом. Пялится на тусклый шеврон на рукаве. Маленькая пчела на желтом фоне. Трудяга. Выше — темно-красные нашивки за ранения. Замазанные маскировочной мастикой планки наград. Сразу и не различишь. Офицерские петлицы.
— Ты к тому же и офицер. Это бар для рядовых.
 — Знаю, — повторяет Сергей.
Делает шаг навстречу громиле. Тот нехотя сдвигается в сторону. Что-то недовольно бурчит. Сергей не обращает на него внимания.  Мустафа вежливо смотрит ему в лицо. Не узнает.
  — Я так изменился, Мустафа? — интересуется Сергей.
 Понимание медленно проступает на растерянном восточном лице. Неуверенная улыбка.  — Серж? Ты?  Сергей улыбается. Снимает перчатку. Жмет узкую ладонь.
— А ты кого ждал?
 — Ты изменился. Тебя не узнать. Мустафа смотрит на его петлицы,
— Выпьешь чего-нибудь?
— Спасибо. Я, в общем, случайно зашел. Магда тут не появляется? Ее коммуникатор не отвечает.  Мустафа медленно гасит улыбку. Смотрит виновато. Пожимает плечами.  — Нет, Серж. Не появляется.
— Жалко, — никак не может понять Сергей,
— А кто-то из ее взвода тут есть?  Мустафа прячет глаза.
 — Серж, давай, я налью тебе чего-нибудь? А?
 — Землячок! — басит над ухом верзила-морпех.  Сергей поворачивает голову. Морпех уже не кажется пьяным. Хотя несет от него изрядно.
— Ты Магду ищешь? Дока из второго полка?  Сергей кивает. Верзила внимательно смотрит ему в глаза. Не мигая. Нипочем не скажешь, что убийцы-морпехи могут чего-то стесняться.
— Не ищи ее. Накрылась Магда. Такие дела…  Сергей берет протянутый Мустафой стакан. Не глядя, делает глоток. Не ощущает вкуса.  — Давно?  — Пару недель тому, — Отвечает морпех,
 — Их транспортник над морем сбили. Весь их взвод накрылся.  Сергей прислушивается к себе. Малыш. Дуболом. Санчес. Крыша. Кто там у них еще? Магда… Девушка без комплексов. Надежная, как скала. Всех поминать — алкоголиком станешь. Еще один осколок моста рушится в пропасть. Почему-то Сергей ничего не чувствует. Нет, прав Кнут. У него внутри железный стержень
.
— У тебя Имперский Крест? — удивляется бармен, приглядываясь, — Ну ты даешь, дорогой! Таким людям у нас все бесплатно. Заказывай, не стесняйся. Император платит.

Магда. Он вызывает в себе видение ее сильной гибкой фигуры, лавирующей между столиками с разряженными куклами. Он пьет с морпехами виски. Отказывается от закуски. Отвечает на вопросы. Что-то кому-то обещает. Про что-то рассказывает. Его уважительно слушают. В знак согласия хлопают по броне. Шлемы сложены на столе грудой тусклых стальных яиц между сталактитами бутылок. Тонкая нить под ногами. Нить отделяет его от пустоты. Надо бы перейти по этой ниточке на тот берег.
Что-то или кто-то тащит его из-за стола за шкирку.  — Мустафа, у тебя нет чего-нибудь… ну, от пьянки? — с трудом спрашивает он бармена.

(Странные Улыбки "Незнакомых")
Такси несет его по затемненному городку. Часто притормаживает у блок-постов. Путь удлиняется втрое. Через полчаса — комендантский час.
— Не уезжайте минуты три, — просит Сергей таксиста, — Вдруг никого нет дома. Придется возвращаться. Таксист согласно кивает. Закуривает.  Без фонарей квартал одинаковых домов — одна огромная западня. Приходиться включать броню и сдвигать на лицо бронестекло, чтобы в темноте не сверзиться с дорожки и не потоптать цветы. Сергей поднимается на невысокое крылечко. Руки заняты блюдом с кальмаром и вином. Через затемненные окна не видно — есть ли в доме свет. Он неловко топчется, соображая, как постучать в дверь. Мэд решает за него эту проблему. Она приоткрывает дверь, выглядывает в темноту. Полоса неяркого света из прихожей падает на Сергея. 
    Девушка разглядывает массивную фигуру в активированной броне. Броня быстро мимикрирует, имитируя рисунок кирпичной дорожки за спиной. Поставив бутылку на крыльцо, Сергей, наконец, поднимает лицевую пластину.
— Привет, Мэд, — говорит он, — Ты не занята? Примешь гостя? Не беспокойся. Я не пьян… уже.
Мэд улыбается, отступает назад, пропуская его в дом.
— Хорошо, что ты зашел, — говорит она, запирая дверь, — Из-за войны мало работы. Гости теперь редкость.
— Ничего, скоро снова повалят, — шутит Сергей, — Только успевай вытирать сопли. Извини, я без цветов. Это ведь не важно?
— Конечно. Главное — ты живой.
— Ну-ну, не драматизируй, — как-то криво улыбается Сергей.
Мэд смотрит на него, пытаясь найти знакомые черты. Не находит.
— Ели не трудно, накрой на стол, — он подает ей блюдо и бутылку, — Это от Мустафы. Ты такое любишь.
— Бедная моя фигура, — смеется Мэд. Водопад черных волос струится по ее плечам.  Он устраивается на диване. По-хозяйски кладет шлем на пол у изголовья. Снимает ботинки. Сбрасывает ремни разгрузки вместе с кобурой. Подсумки глухо стучат об пол. Придурок. Гранаты-то зачем с собой взял? Расстегивает броню. Наблюдает за хлопочущей Мэд.
   Девушка быстро накрывает на стол. Расставляет бокалы. Зажигает свечи. Распаковывает блюдо. Восхищенно принюхивается.  — Искуситель. — Сергей обращает внимание, что она не снимает туфли на шпильках. Старается показаться соблазнительнее.  Мэд присаживается рядом. Внимательно смотрит ему в глаза. Не решается прикоснуться.  — Ты уже кавалер Креста. Делаешь успехи. Ты очень изменился, — она, наконец, робко прикасается к его щеке. Обжигается о его взгляд, отдергивает руку. — Очень, — повторяет она тихо.
— Зато ты, как прежде, обворожительна, — улыбается он незнакомой улыбкой. Эта улыбка притягивает и держит на расстоянии. Мэд жадно разглядывает ее.
Неловкую паузу прерывает аромат тушеного кальмара, дотянувшегося до дивана. Сергей вдруг ощущает, что жутко голоден. Как будто два дня ничего не ел.   Он встает с дивана. Протягивает руку. Мэд поднимается следом. Крепко держит его ладонь.
— Мэд, сладкая моя, я пришел к тебе, — говорит Сергей негромко, — Только к тебе.  Она смотрит в его внимательные глаза. Заворожено кивает.
— … поэтому отключи систему слежения. Пожалуйста. Я не хочу, чтобы за мной наблюдали всякие уроды. Я скверно выгляжу на видео, — заканчивает он.  Она растерянно смотрит на незнакомого офицера.
— И пожалуйста, не поднимай тревогу и не включай систему нейтрализации , — тихо просит Сергей, — Второй раз такой фокус со мной не пройдет. Я вооружен и неплохо стреляю. Перебудим весь квартал. Я действительно просто пришел к тебе. Сделай мне одолжение.  Она молча отпускает его руку. Колдует над пультом управления домашней системой. Садится за стол. Сразу становится старше.
— Давно ты вспомнил? — холодно интересуется она.
— В госпитале. Меня крупно приложило. И контузило. Когда чинили голову, восстановили и память. Солдатская башка — дорогой инструмент. И чинят его как следует. — неуклюже шутит он в ответ.

Tags: Братство. Великое, Вещие Витячи, Геном, Судьба, алхимия, вечное, грусть, запредельное, знаю как это проиходит, морская душа, невозможное, офицеры, персональное, пламя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments