Андрей Покатов (vestniksveta) wrote,
Андрей Покатов
vestniksveta

ПРЕДИСЛОВИЕ



Наблюдаю за результатами опроса. Слишком мало пока проголосовало. Но да же эти люди в статистическом показывают что нужен и необходим.. Хотя продолжаю суммировать.Я прошу прощения у всех вас заранее друзья... Но только за то что могут произойти события не зависящие от меня. Простая арифметика.. Выбирать между благополучием как минимум 150-250 тысяч человек. Своим собственным и вашим желанием знать происходящее. Но слово дано и оно свято. Потому пока продолжает расти цифра голосующих я заранее приношу извинения за тот факт что возможно не смогу писать далее. От меня это уже зависеть не будет. Дело в том что приоткрывая некоторые факты... Пойду несколько против течения. Но подчеркну. Не против течения России, не против течения народа, не против течения Братьев по оружию. Будь то перо или нечто более практичное в условиях войны. Офицерское Братство надеюсь меня поймет.

На деле против местных  ведущей интриги в собственных кулуарах о собственном благополучии. О профпригодности многих просто промолчу. Я плевать хотел на ихние личные шкурные интересы. Не для того люди умирали и переносили лишения. Долг Чести офицера бороться с врагами как внешними так и внутренними. Так как солдат или офицер сражается не за власть.. Но за народ... Мне вспомнилась церемония 9 мая... И песня. Мы армия народа...Что то мне подсказывает что люди из близкого круга Владимир Владимировича не владеют деталями местного состояния народа. Скорее от недостатка информированности.  Поскольку так или иначе, информация может поступить несколько искаженной. Или часть затеряться в процессе или же просто не придавали значения. Не даром обычно тут по месту стараются в канун различных визитов все напомадить.  Это призвано показать.. - У нас все хорошо. Что по сути лишь пыль в глаза. Которая рассеиваться по убытию. Хотя есть люди самоотверженно и четно работающие. К ним претензий ни каких вовсе. Скрывать эти факты смысла не вижу, их можно написать в открытую. Впрочем кое какие отчеты экономического характера все таки передам Друзьям. Включая схемы построения экономических систем. Не лишне им будет глянуть. Потому пока пишу материалы. Предоставлю вам краткий очерк  с повести, чтоб те кто думает поняли о чем идет речь. Несколько отредактированный сокращениями дабы не утомлять читателя..  Очерк разбит на части. Читайте.  Как обычно все они исполнены смысла. Расценивайте это как намек на ситуацию. В других постах будут факты.


- Невероятно! - воскликнул Киннисон.- Что у них, черт возьми, в башке опилки? Они думают, что раз мне пятьдесят один год, то я уже одной ногой в могиле? Готов поспорить, что я в лучшей форме, чем этот проклятый генерал-майор и весь его чертов штаб!

- Не сомневаюсь, дорогой,- однако в улыбке Юнис появилось облегчение.- Но посмотри объявление - оно публикуется уже всю неделю.

- ИНЖЕНЕРЫ-ХИМИКИ... военный завод... семьдесят пять миль от Таунвилла... опыт работы более пяти лет... органическая химия... химическая технология... взрывчатые вещества...

- Им нужен ты,- заявила Юнис спокойно.

- Ну, у меня степень доктора философии и более чем пятилетний опыт и в органической химии, и в технологии. Если бы я чего-то не знал про взрывчатку, то не сумел бы обвести вокруг пальца декана Монтроза из университета Гош-Уатта. Я напишу им.

Он написал письмо. Заполнил форму. Неожиданно зазвонил телефон.

- Киннисон слушает... да... Доктор Самнер? Да, главный химик... на год старше предельного возраста, и я думал... О, это не так важно. С голода не умрем. Если не можете платить ста пятидесяти, пусть будет сто, или семьдесят пять, или пятьдесят... С этим тоже все в порядке. Меня хорошо знают в моей области, так что должность младшего инженера-химика мне нисколько не повредит... О'кей, увидимся около часа... Корпорация Стонера и Блэка, Энтвистлский артиллерийский завод, Энтвистл... Что! Но, может быть, тогда... До свидания.- Он повернулся к жене.

- Знаешь что? Они хотят, чтобы я приехал прямо сейчас и начал работать. Черт возьми!
   Главные дороги в Энтвистле были с тротуарами, но в феврале 1942 года такие мелочи, как пешеходные дорожки, существовали только на планах. Почва в Энтвистле глинистая, и в такое время года грязь имеет глубину примерно в шесть дюймов. И поскольку там не было ни внутренней двери, ни тротуаров, технологи не часто посещали сверкающую белым кафелем лабораторию. Вполне естественно, что все называли их изгоями и отверженными, а какой-то остроумный химик назвал это изолированное место Сибирью. Название прижилось. Более того, инженеры даже приветствовали его. Они стали Сибиряками и гордились этим, оставаясь Сибиряками еще долго после того, как грязь Энтвистла превратилась в пыль. Всего за год о Сибиряках узнали на многих военных заводах страны, вплоть до высших руководителей, которые не имели понятия, откуда взялось это название.
   Киннисон стал Сибиряком с таким же энтузиазмом, как и самый молодой из сотрудников лаборатории. Слова "самый молодой" имеют буквальный смысл, потому что ни один из них не был недавним выпускником. У каждого из них было, по меньшей мере, пять лет ответственных экспериментов.

- Все в порядке, шеф, я попробую - если вы уговорите Сибиряков.

- Это будет пара пустяков!

Так оно и оказалось. На реакцию Сибиряков Киннисон чуть было не прослезился.

Щеки Киннисона все еще пылали, когда он вечером вернулся домой. Он никак не мог забыть событий дня.

- Что за бандиты! Но послушай, дружок,- они работают по своей воле, этих ребят нельзя удержать от работы. Почему я должен их проверять?

- Не имею никакого понятия,- Юнис, наморщив лоб и нос, улыбалась уголками рта.- Ты вполне уверен, что не можешь ничего с этим поделать
Прошло еще несколько месяцев. Работа продолжалась. Это была захватывающая и очень разнообразная работа; детально описывать ее не имеет смысла.


- Извините, сэр, но в пятой шахте произошел несчастный случай, и вас там ждут.

- Несчастный случай! Фред Хинтон! Он...

- Боюсь, что да, сэр.

Страшно и больно собирать то, что осталось от одного из твоих лучших друзей. Киннисона все еще мутило и шатало, когда он вернулся на пожарную станцию. Здесь он услышал, как главный офицер отдела безопасности говорил:

- Должно быть, небрежность - явная небрежность. Я лично уже предупреждал Хинтона.

- Небрежность, черт побери! - вспылил Киннисон.- У вас хватило ума однажды предупредить и меня, да я напрочь забыл про вашу безопасность. Фред Хинтон не был небрежным - если бы меня не вызвали на совещание, там был бы я!

- А что же тогда?

- Пока не знаю. Однако, майор Мултон, я непременно все выясню и не забуду доложить вам!

Киннисон вернулся в Сибирь, где обнаружил, что Таг и Пол, на лицах которых все еще виднелись следы слез, рассматривали что-то, похожее на кусочек проволоки.

- Вот что, дядя Ральф,- сказал Таг отрывисто.- Не знаю, в чем дело, но это боек.

- Что? - не понял Киннисон.

- Боек. Хрупкий. Когда вы снимаете предохранитель, пружина, наверное, ломает его вот в этом месте.

- Но, черт побери, Таг, это же невероятно. Напряжение... подожди - здесь должна быть горизонтальная составляющая. Но тогда они должны быть хрупкими, как стекло!

- Знаю. Похоже, что в этом нет большого смысла. Но мы ведь были там, и я лично собрал одну из проклятых мин. Ничего другого с миной не могло случиться.

- О'кей, Таг. Мы проверим. Позови Барта - пусть ребята из измерительной лаборатории сделают нам прибор, а мы возьмем с линии еще несколько таких бойков.

Они проверили сотню бойков при нормальном напряжении пружины, и три из них сломались. Они проверили вторую сотню. Сломалось пять бойков. Они молча уставились друг на друга.

- Оно самое,- заявил Киннисон.- Но крик поднимется - до самых небес. Пусть контроль доставит новую партию, и мы проверим тысячу.

Из тысячи бойков сломалось тридцать два.

- Барт, будь любезен, продиктуй Вере предварительный доклад на одну страницу и поскорее отправь его в Первое здание. А я пойду скажу Мултону пару слов.

Майор Мултон был, как обычно, на совещании, но Киннисон находился не в таком настроении, чтобы ждать.

- Передайте майору,- заявил он личному секретарю майора, преградившей ему путь,- что либо он поговорит со мной прямо сейчас, либо я сразу же позвоню в департамент безопасности. Даю минуту на размышление.- Мултон решил принять его.

- Вопиющее нарушение инструкций, доктор! Этот вопрос должен идти по специальным каналам...

- Ни в коем случае. Официальный доклад отправлен именно так, но то, о чем я говорю,- чрезвычайный доклад вам как начальнику отдела безопасности. Поскольку о таком дефекте не упоминается в технических условиях, брак можно определить только при испытаниях, и тот, кто будет их проводить, скорее всего погибнет. Поэтому, как любой служащий Стонера и Блэка, я обязан при угрозе опасной ситуации обратиться в отдел безопасности. Поскольку у меня должность чуть повыше, чем у оператора, обращаюсь непосредственно к руководителю отдела и заявляю, что если вы не предпримете никаких срочных мер - не остановите производство и не нашлепнете ярлык НЕ ТРОГАТЬ! на все М2АР, до которых у вас дотянутся руки,- я позвоню в департамент и объявлю лично вас ответственным за каждый взрыв, который произойдет преждевременно начиная с этого момента.

Поскольку любому человеку из безопасности гораздо легче остановить процесс, чем запустить его, а Мултон любил проявлять свою власть, Киннисон был удивлен тем, что он не стал действовать немедленно.




- В Центральных архивах нет никаких сведений о каком-либо подобном расследовании,- она остановилась, как будто хотела что-то добавить, но затем повернулась, чтобы уйти.

- Вот что, Селест. Садитесь. Я ожидал этого. Скрывается - если вообще проводилось. Вы умная девушка, Селест, и понимаете, что к чему. Вы ведь знаете, что можете говорить со мной вполне откровенно, правда?

- Да, но... короче говоря, ходят слухи, что с вами собираются разделаться так же, как поступили со всеми порядочными людьми в Резервации.

- Этого следовало ожидать,-слова были сказаны спокойным тоном, но лицо Киннисона напряглось.- Я даже знаю, как они собираются это сделать.

- Как?

- Через ускорение на Девятке. Они знают, что я не буду молчать из-за отклонений, к которым приведет новая методика Келлера, по которой начнут работать сегодня вечером... а новый комендант, наверное, будет.

Наступило молчание, которое прервала Селест.

- Наш первый комендант генерал Сэнфорд был солдатом, и хорошим,- наконец заявила она.- И полковник Снодграсс тоже. А лейтенант-полковник Франклин нет; он способен заниматься гряз...

- Грязными делами,- сухо закончил Киннисон.- Верно.

Дальше.

- Стонер из корпорации Стонера и Блэка пройдоха, каких поискать. Так что у нас есть этот проклятый шляпа-майор, прямо с Уолл-стрит, который не может отличить снаряд от заряда.

- Ну и что? - надо было слышать, как Ральф Киннисон произнес эти слова, чтобы понять, что за ними скрывалось.

- Ну и что! - воскликнула девушка, сжимая руки.- С тех пор как вы появились у нас, я все ждала, что вы не выдержите и разломаете здесь что-нибудь, хотя вы не раз говорили мне:

Селест, нельзя бить сильно, пока твои ноги не стоят твердо на земле. Но когда же ваши ноги будут твердо стоять на земле?

- Боюсь, что никогда,- сказал он мрачно, и Селест удивленно посмотрела на нега- Так что мне придется бить сейчас, хотя у меня одна нога в воздухе.

Это поразило девушку.

- Вы не объясните?

- Мне нужны доказательства. Какой-нибудь предмет, который я мог бы притащить в департамент и прибить к воротам. Есть у меня такое? Нет. И у вас нет. Как вы думаете, имеется у нас шанс получить реальное доказательство?

- Очень небольшой,- согласилась Селест.-Но вы по крайней мере можете покончить с Петтлером, Уилсоном и всей шайкой. Я ненавижу этих скользких гадов! Мне так хочется, чтобы вы рассчитались с Томом Келлером, мерзким идиотом!

- Ну, не такой уж он идиот, хотя иногда и выглядит им,- словно невежественная кукла, у которой самомнения больше, чем мозгов. Но вы можете больше не жаловаться на промедление - потеха начнется завтра днем, когда Дрейк забракует выпущенные сегодня снаряды.

- В самом деле? Но я не понимаю, как Петтлеру или Уилсону удастся это сделать.

- Они не смогут. Возня с мелкими сошками - и даже их уничтожение - не поднимет много шума. Это все Келлер.

- Келлер? - завизжала Селест.- Но вас...

- Знаю, что меня выгонят. Ну и что? Схватившись с ними, я подниму достаточно шума, чтобы Большим Шишкам пришлось урезонить хотя бы кого-нибудь из них. Вас, наверное, тоже выгонят - вы были слишком близко ко мне, чтобы это могло пойти вам на пользу.

- Не меня,-она энергично потрясла головой.-В тот момент, когда они выгонят вас, я уйду сама. Фи! Кого это волнует? Кроме того, в Таунвилле я могу найти работу и получше.

- Оставшись в Проекте. Именно так я и предполагал, но меня беспокоят ребята. Я готовил их к этому несколько недель.

- Но они тоже уволятся. Ваши Сибиряки и инспектора - наверняка они тоже уйдут, все до одного!

- Вы думаете, он обратит на это внимание?

- Но вы - как вы можете это сделать? - восхитилась Селест.- Я хочу убедить их. Может быть, у кого-то из них есть патриотизм...

- Патриотизм, черт возьми! Если бы дело было в нем одном, я бы давно устроил революцию. Нет, я стараюсь ради будущего ребят.

Вечером после ужина Киннисон рассказал Юнис обо всем случившемся.

- У тебя все в порядке? - спросил он.- Могу я позволить себе роскошь быть изгнанным с высокооплачиваемой работы?

- Конечно. Если бы я была на твоем месте, то поступила точно так же. Как мне хочется свернуть им шеи! - Они продолжали разговор, но его детали не представляют интереса.

На следующий день после двух часов Селест подняла трубку телефона и, не смущаясь, стала подслушивать,

- Киннисон у телефона.

- Это Таг, дядя Ральф. У отливок сечения точно такие, как мы ожидали. Точь-в-точь как пластины D. Так что Дрейк повесил красный ярлык на каждый лоток. Пидди тоже был там и хотел поднять бучу. Мне пришлось вмешаться, и он удрал с такой скоростью, что я все смотрел, не загорится ли на нем пиджак. Дрейк не хотел вам звонить, пришлось это сделать мне. Если Пидди будет бежать с такой же скоростью, с какой он выбежал отсюда, то сейчас он уже, видимо, в офисе Келлера.

- О'кей, Таг. Скажи Дрейку, что снаряды, которые он забраковал, не будут выпущены и пусть приходит со своим докладом прямо сейчас. А ты бы не мог зайти?

- Еще бы! - Тагвелл повесил трубку, и Селест спросила обеспокоенно, не думая, одобрит ли шеф то, что она подслушивала

- Но вы действительно хотите, чтобы он пришел, док?

Через пять минут примчался Тагвелл вместе с Дрейком, главным контролером Девятой линии. Вскоре дверь кабинета с силой распахнулась. Явился Келлер вместе с начальником производства, которого Сибиряки презрительно называли Пидди.

- Черт вас побери, Киннисон, выйдемте отсюда - я хочу поговорить с вами! прорычал Келлер, пока в длинном коридоре хлопали, открываясь, двери.

- Заткнись! - Тагвелл, черные глаза которого метали искры, резко шагнул вперед.- Я тебе сейчас так врежу, что...

- Остынь, Таг, я переживу,-голос Киннисона был негромким, но в нем отчетливо слышались властные нотки.

Он обратился к Келлеру, который выскочил в холл, спасаясь от гнева молодого Сибиряка.

- Что касается вас, Келлер, если бы у вас были хоть такие мозги, какие Бог дал ирландским баранам, то вы провели бы разговор со мной наедине. Но раз вы начали при всех, то и я закончу публично. Не знаю, почему вы решили, что я буду вам поддакивать,- видимо, еще одно доказательство вашей глупости.

- Эти снаряды высокого качества! - шумел Келлер.- Скажите Дрейку, чтобы он выпустил их, прямо сейчас. Иначе, клянусь Богом, я...

- Заткнитесь! - отрезал Киннисон.- Говорить буду я, а вы слушайте. Согласно техническим условиям, не должно быть нежелательной пористости. Инспектора линий, которые знают свое дело, говорят, что эти пузырьки и раковины нежелательны. Инженеры-химики тоже так считают. Снаряды забракованы, и мы их не выпустим!

- Вы так думаете? - разъярился Келлер.- Завтра утром у нас будет новый главный контролер, который их пропустит!

- Возможно, в чем-то вы и правы. Когда будете лизать пятки Блэку, скажите ему, что я у себя.

- Я увольняюсь, дядя Ральф! - бушевал Тагвелл.- Они пропихнут кучу дерьма, и тогда...

- Обещаешь не увольняться, пока они не сделают этого? - спокойно спросил Киннисон.

- А? Что? - глаза Тагвелла и Селест стали круглыми от изумления. Селест первая сообразила, в чем дело.

- Понятно! Им нельзя замараться! - воскликнула она.
Меньше чем через час Киннисона вызвали в кабинет президента. Он был совершенно спокоен - в отличие от Блэка.

- Решено... хм... просить вас уйти в отставку,- наконец объявил президент.

- Могли бы и не говорить,- ответил Киннисон.- Я пришел сюда работать, и вы можете помешать мне, только уволив меня.
Прекрасно. Мне хотелось бы кое-что сказать. Во-первых, я не хуже вас знаю, что вы попали между Сциллой и Харибдой: сделаете - по головке не погладят, не сделаете - тоже несладко будет.

- Конечно, нет! Чепуха! - заревел Блэк, но в его глазах появилась нерешительность.- Где вы подцепили такую абсурдную идею? Что хотите этим сказать?
Ваш безмозглый шакал сегодня окончательно выпустил кота из мешка, и в Первом здании все теперь в курсе дел. Еще один преждевременный разрыв - и весь Энтвистл полетит к чертям. Начнется такое, чего не смогут остановить даже политиканы.




Tags: Братство., выбор, невозможное, офицеры, пламя, под лампой, размышления, эхо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments